?

Log in

No account? Create an account

Все это мы уже не один раз видели.

Одноглазый Забияка Когберн, судебный исполнитель, авантюрист пенсионного возраста с дурной репутацией, которая была бы еще хуже, если бы окружающие точно знали то, что лишь подозревают о его прошлом. Он много пьет, без содрогания сердца стреляет на поражение, живет в задней комнате за китайской лавкой и пишет расписки со смешными ошибками.

Щеголеватый мистер Ла Бёф (Лабиф), техасский рейнджер с роскошными шпорами, бахромой на куртке и карабином Шарпса. Он еще не легенда и даже не страшная сказка, но явно непрочь однажды стать ею.

Злодей Том Чейни, он же Терон Челмзфорд, он же много других несуществующих лиц, который застрелил собаку сенатора Биббза, а потом и самого сенатора, проживал под другим именем в Арканзасе, а потом среди городской улицы застрелил порядочного человека и доброго семьянина Фрэнка Росса.

Легко догадаться, что Когберн и Лабиф идут по следу Чейни, след этот извилист, то и дело теряется, ведет куда-то в глубину диких индейский территорий... стоп, не зевайте от скуки. Потому что на афише есть еще девочка, видите? Хотя имя актрисы большими буквами написать никто не удосужился, главная героиня здесь именно она - четырнадцатилетняя Мэтти Росс.

Это она нанимает Когберна, чтобы пойти по следу убийцы, это она настаивает на том, чтобы Чейни был казнен не за собаку и не за сенатора, а именно за ее отца, она добывает деньги на оплату Когберну, она настаивает на том, чтобы отправиться на поиски наравне с двумя взрослыми мужчинами, и при этом ее настойчивость не кажется комичной. Мэтти - строгая, деловитая девочка, она ведет себя очень зрело, четко планирует свои действия. Викторианская девица в лучшем смысле этого слова, здравомыслящая, благочестивая и серьезная.

"Железная хватка" - это простая история, можно сказать, линейная, но назвать ее скучной при этом нельзя, ни в виде оригинальной повести Чарльза Портиса, ни в виде фильма братьев Коэн. Пересказывать я ее не стану, просто посоветую почитать или посмотреть, а можно и то, и другое. Она хороша именно своей незамысловатостью и отсутствием попыток добиться аккуратно закругленного финала, где всадники картинно удаляются в закат.
Nan va Halva, Illustrated manuscript, ca. 1690



Текст книги представляет собой серию поэм, восхваляющих преимущества аскетической жизни. Изображение иллюстрирует притчу об отшельнике, который принял хлеб от неверного (в образе Карла II Стюарта). Отощавший бродячий пес ухватил отшельника за одежды и упрекнул за то, что тот не дождался, пока Господь подаст ему пищу.
Оригинал взят у ibigdan в “Пьян в сосиску!” на 16 иностранных языках
Пьян в драбадан, в стельку, в доску, мертвецки, до полного изумления… В русском языке есть несколько десятков способов обозначить это состояние. Но и в других языках наскребётся несколько очень интересных выражений.



продолжение под катомCollapse )

Белль/Belle (2013)

Белль/Belle (2013)

Фильм, основанный на реальных событиях, чем-то смутно напоминает "Рабыню Изауру" (тоже, впрочем, основанную на реальных событиях) и одновременно "Удивительную легкость", ну, ту, где Иэн Гриффит с Ромолой Гарай борются за отмену рабства. Сюжет местами провисает, но картинка и актерский состав компенсируют морализаторскую составляющую.

Начинается история с того, что капитан Линдсей приезжает в дом своего дядюшки, лорда Мэнсфилда, с незаконнорожденной дочкой и просит присмотреть за ребенком, потому что у него уже буквально корабль под парусами стоит и он в последний момент запрыгнет на борт, вверив крошку Дайдо Элизабет Белль заботам родственников. В итоге возникает небольшое затруднение: "Но она же черная! - В ней моя кровь. - Но она же черная! Деталь, о которой ты нам ничего не сказал..."
Read more...Collapse )

В трактате монаха Сальтрея ирландский рыцарь Овейн повествует о своих приключениях в загробном мире. Эта рыцарская авантюра положила начало существующей и по сей день традиции паломничества на озеро Лох-Дерг, на остров, где, по преданию, располагается Чистилище святого Патрика.

Согласно трактату, Господь показал святому Патрику вход в потусторонний мир и дозволил использовать его для вящего убеждения упрямых ирландцев. Через отверстую дыру, находящуюся на этом острове, каждый мог спуститься вниз и провести там ночь, претерпев все муки Чистилища. Если испытуемому удавалось устоять перед бесами, которые мучали его и искушали, он возвращался на землю в полной уверенности, что теперь, очистившись от всех своих грехов, он отправится на небо, ибо, уверовав и устрашившись тем, что ему довелось увидеть и пережить, он торопился принять покаяние и начать безгрешную жизнь. Если же демонам удавалось соблазнить испытуемого, тот уже на землю не возвращался, ибо нечистая сила утаскивала его в Ад. Подобное испытание — своего рода Божий суд, игра, в которой игрок или теряет все, или получает двойной выигрыш - очищение и вечное спасение.

Ж. Ле Гофф "Средневековый мир воображаемого"
John Westbrooke Chandler (1764-1804/5) - Four children play acting as Macbeth and the three witches


"Мистер Говард примчался из трактира в обеденное время,
с соусом на шейном платке, и сказал мне не бояться. "Сент-Андре - не акушер, Мэри;
единственные женщины, которых он видел вблизи, были покойницами"

Emma Donoghue 'The Woman Who Gave Birth to Rabbits'

История простой крестьянки Мэри Тофт в свое время произвела подлинный фурор. Тихо-мирно жила она в Суррее со своим мужем, портновским подмастерьем, и тремя детьми, ничем особенным не выделялась. Но однажды, будучи беременной, миссис Тофт отправилась работать в поле с другими женщинами, и там им попался кролик, за которым Мэри, очевидно, от большого ума, погналась. Это привело к тому, что она потеряла ребенка, но в скором времени снова забеременела, и сетовала на постоянные боли. У нее опять случился выкидыш, однако плод на этот раз оказался.... частями кролика. Разумеется, это звучало горячечным бредом, поэтому к ней пригласили местного врача, Джона Говарда, который наблюдал за дальнейшим развитием феномена. Через 14 дней она родила уже полноценного кролика, а еще через четыре дня - еще четверых зверушек, после на свет появилось еще шесть - по одному в день. Обо всем этом сообщила своим читателям одна из лондонских газет осенью 1726 года.
Read more...Collapse )
Allegorical print of Charles II when Prince of Wales



По-моему, совершенно очаровательная штука: дети - опора короны Стюартов. На первом плане - Карл, принц Уэльский, как положено наследнику. В открытом платьице - августейшая принцесса Мария, в закрытом - Яков, герцог Йоркский. На заднем плане в колыбельке - принцесса Элизабет, до столпа ей еще расти и расти, но она непременно будет такой же важной и нужной для семьи, как старшие дети :)

Внезапно ананас

The Pineapple at Dunmore, near Airth, Scotland (1761)

Самое причудливое сооружение в Шотландии. Внутри Ананаса в свое время находилась оранжерея, построенная по распоряжению Джона Мюррея, четвертого графа Данмора.
Read more...Collapse )
Книги для чтения я выбираю методом тыка, пролистывая список подряд и пробегаясь по нескольким первым страницам. В какой-то момент я вычислила лучший способ отпугнуть меня от текста.
"Эта книга посвящается моему мужу/жене/дочери/сыну" этс. - не имею ничего против. Читаем дальше.
"А также Стэну, Джо, Барбаре, таксисту, который довез меня до аэропорта вовремя, великому сенсею Сукияки, концерну "Дженерал Электрик"" - и так на полстраницы. Первое фу. Чувак, ты еще не заслужил моего персонального "Оскара", рановато для благодарственной речи.
Впрочем, ниже следует раздельчик "Благодарности", в лучшем случае - на 2-3 абзаца, в худшем - на полторы страницы. Здесь читателю предстоит узнать, как трепетно вели автора к успеху редакторы, корректоры, наборщики, литературные агенты, домохозяйки из клуба "Романтическая Небраска", мама авторессы/жена автора, сидевшая с детьми, пока автор познавал бездны БДСМ в интернете/нырял с акулами в океане/экспериментировал с рецептами омлета, и, конечно, мастера по ремонту компьютеров/пишущих машинок/заточке карандашей. И да, простите, Энни и Билли, что мне уже не хватает места, чтобы рассказать, какую важную роль в развитии сюжета сыграл ваш сенбернар!
Ага, я могла бы перелистать до собственно художественного текста. Просто у меня такой предрассудок - читать книжки подряд, продираясь даже через невыносимое. И потом, всегда интересно, подтвердятся ли первичные симптомы :)
"О блин, - говорю себе я, переворачивая страницу. - Ну давай, детка, давай же!".
Детка дает: "Краткая историческая справка". Ее лучшее украшение - фразы типа "на самом деле король Амфилохий не был женат на княжне Джавахе, но я решил, что так могло бы быть" или "из краткого упоминания хрониста Каддвалдира о существовании ордена Пастушьей Сумки я развил идею, и щас расскажу как". Да ты же целую книжку написал, зачем ты мне начинаешь объяснять, как? Я голодна, я хочу борща, а ты мне тут расписываешь, как любовно выбирал морковочку к морковочке, картошечку к картошечке... Я уважаю твой труд, автор, я готова тебя похвалить и поблагодарить, но ПОСЛЕ. Ага?
После можно обнаружить еще список действующих лиц. Ладно, это терпимо.
С трепетом берусь я за следующую страницу и вижу заветное: "Глава первая". Да, о, да! Наконец-то!
"Смеркалось," - читаю я. "Над шпилями Бробдингена, основанного кайзером Рутгером, сыном великого рыцаря Леопольда и прачки Гвенвивар, чья история подробно рассказана художником на стенах собора святого Эгидия...."
"АААА!!" - говорю я. "В лес!" - говорю я. И открываю следующую.

P. S. В культурном контексте этот пост перекликается с анекдотом про "Малыш, хочешь сказку?" и прекрасной историей об учителе, которого уму-разуму научили овцы, из повести Корчака "Лето в Михалувке".